Главная  Статьи 

 

Новая архитектурная тенденция

Родился в Энсхеде, Нидерланды, в 1968 году. Изучал промышленный дизайн в Академии в Эйндховене и продолжил обучение, посещая мастер-класс в Королевском колледже искусств в Лондоне. В этом городе он жил и работал до 1995 года, после чего переехал в Бург-Аргентале, Франция. Первая студия Торда Бунтдже была основана в 1996 году. Ныне существующая студия дизайна была основана десятью годами позже.

 

Торд Бунтдже работает с природными оттенками, богатыми цветами и слоями изображений, чтобы создавать лирические и в высшей степени детализированные объекты.

 

Каков лучший момент Вашего дня?

 

Я думаю это первые моменты утра, подъем и ощущение утренней свежести. А потом, наверное, последние моменты ночью, когда всё уже спокойно и можно подумать о том, что происходило, и расслабиться.

 

Какую музыку Вы сейчас слушаете?

 

Я часто слушаю «togoldfrapp» и Бет Ортон. Обычно я это делаю в машине, много и очень громко! В течение дня, находясь в студии, я не могу долго оставаться на одном месте, а машина – это моё, только моё пространство.

 

Вы слушаете радио?

 

Нет.

 

Какие книги лежат у Вас на ночном столике?

 

О, их множество! Я люблю читать, я только что прочитал книгу Дэвида Бодэниса «Пылкие умы», она потрясающая. Я хочу найти хорошую биографию Ньютона, их слишком много и они слишком запутанные, но именно это мне бы хотелось сейчас почитать. Ещё одна замечательная книга, которую я прочёл, это «Лунная пыль» Эндрю Смита, обычно он пишет о рок-звездах и тому подобном, но эта книга – о космонавтах «Аполлона-8», которые летали на Луну, из них только 9 всё еще живы, они сейчас очень стары. Это книга о том, как изменились их взгляды на жизнь в результате этого полёта. Это действительно изумительная вещь, она прочищает мозги.

 

Вы читаете журналы по дизайну и архитектуре?

 

Нет, не столько, сколько следовало бы. В данный момент я подсел на «Википедию», я не могу от неё оторваться, она мне так нравится, я часами её читаю!

 

Откуда Вы узнаете новости?

 

Когда я путешествую – из газет, я покупаю «Гардиан», но обычно из Интернета.

 

Полагаю, Вы замечаете, как одеты женщины, у Вас есть какие-то предпочтения?

 

Да, замечаю, но я всегда интересовался модой. Есть ли у меня предпочтения? Нет, не думаю. Если женщины выглядят в стилистике, предлагаемой Александром МакКуином или Вивьен Вествуд, они для меня героини. Но это не значит, что я сужу о людях по тому, как они одеваются. Это было бы ужасно и отдавало бы мужским шовинизмом!

 

А какого типа одежду Вы бы не стали надевать?

 

Не знаю.

 

У Вас есть какие-нибудь домашние животные?

 

Нет, не совсем, но скоро у нас будет собака, а весной мы заведем цыплят, так что мне нужно построить курятник с отоплением, чтобы они не слишком мёрзли. Моя жена очень хочет козу, но я не уверен… А моя дочь мечтает о лошади, и здесь я тоже не уверен, мне кажется, что сначала надо научиться ухаживать за одним животным. Это слишком большая ответственность. …Но цыплята, собака и, быть может, кошка – это будет хорошо. И пауки, нет, серьёзно, мы просто обожаем наших пауков, как в студии, так и дома, у нас потрясающе большие, огромные пауки. Как изумительно то, как они быстро кого-нибудь ловят, а потом едят. У них необыкновенно жизненные ритуалы. Я люблю моих пауков!

 

Вы хотели быть дизайнером в детстве?

 

Когда я был маленьким, я хотел быть лесником, это была моя заветная мечта – находиться в лесу целый день напролёт, присматривать за всеми животными. Потом какое-то время я очень интересовался космосом, физикой и наукой вообще. Мне было уже около 15, когда я понял, что хочу поступить в школу искусств.

 

Где Вы работаете над своими проектами?

 

И в студии, и дома. Иногда я встаю очень рано, не знаю почему, около 5 утра, принимаю ванну, делаю себе кофе и просто думаю, в это время так спокойно! Я часто решаю «надо сделать эту работу сегодня», но устаю и предпочитаю почитать книгу или посмотреть фильм. Я уже не люблю работать по ночам, и мне очень трудно работать во время поездок, не знаю, обязательно либо будет идти хороший фильм, либо ещё что-нибудь в этом роде… Я слишком легко отвлекаюсь.

 

Вы обсуждаете свою работу с другими дизайнерами?

 

Нет, но я многое обсуждаю с женой, она скульптор. Когда создаётся что-то новое, оно очень хрупко, пока появляются только первые наброски. И нужно показать их кому-то, чьему мнению ты действительно доверяешь.

 

Я счастливчик, потому что в некоторых компаниях, с которыми я работал, – таких как «Патрисия Морозо», «Квадрат» или «Артехника» – работают исключительно творческие люди.

 

Пожалуйста, опишите Ваш стиль, как это бы сделал Ваш друг.

 

Многослойность. Слои сменяют друг друга, иногда они выглядят очень мило и вдохновляюще, иногда – скорее сумрачно и пугающе, как страшная сказка или фильм Альфреда Хичкока! Иногда всё построено на растительных образах, иногда – образы гораздо более холодные, приглушённые и абстрактные.

 

Вы могли бы описать эволюцию своей работы от первых проектов до тех, что Вы создаёте сейчас?

 

В данный момент создаётся книга, она должна выйти в апреле 2007 года, где хронологически отражено всё, что мы сделали. Мы по-новому оцениваем то, с чего начинали – как бы небрежно сделанные стулья из прутьев, сшитые воедино лентами тесьмы одеяла, что-то в духе «сделай сам»…

 

Для меня имеют значение красивые и элегантные вещи. Работа над дизайном мебели – это момент перехода. С тех пор, как мы только начали что-то создавать, до наших дней, когда дело уже дошло до создания коллекций продукции, рассчитанной на широкого потребителя, это дизайн, который предположительно должен стать основой массового производства. Даже придумывая «цветочные» лампы для частных интерьеров, я помню, что их можно продавать в 40 магазинах (а целевая аудитория охватывает 1500 магазинов).

 

Мы уже выпустили 5 роликов, первый из которых – это тридцатисекундный ролик обо мне и работе с целевой аудиторией, и его крутят по всей Америке! Не так много дизайнеров имеют рекламный фильм, известный во всей стране, который они сделали сами и отсняли в Голливуде! Это очень круто. Так что я думаю, мой путь, начинающийся с вырезания пустых бутылок и заканчивающийся мегаизвестностью – это значительное изменение!

 

Какой проект принёс Вам наибольшее удовлетворение?

 

Разные проекты в силу разных причин. Я думаю, это единственный честный ответ. Например, так называемое «трансформированное стекло», которое мы производим в Гватемале, требует работы 12 человек. Мы открыли там наш собственный магазинчик, где продаём его. Мы создали целую систему по сбору пустых бутылок из местных гостиниц и ресторанов и научили стекольному делу нескольких молодых людей, и теперь у них есть работа, они могут позволить себе лучше жить, их дети смогут пойти в школу… Это значительный прорыв, и в течение следующих 2 лет мы собираемся увеличить число работников до 23 человек. Создание действительно хорошего продукта этичным, гуманным путем – это то, чем я и впрямь горжусь.

 

И ещё я думаю, что мне удалось создать несколько вещей, с которыми у людей – молодых и старых, мужчин и женщин – возникает эмоциональный контакт.

 

Для кого Вы бы хотели создать проект?

 

Ролик для «goldfrapp»! Или для Мадонны! Я хочу сделать свой ролик! Или проект гостиницы. Да, и ещё есть книга Льюиса Гибсона «neural mensa» и сказки братьев Гримм. Я очень многое извлёк из этих книг, и было бы здорово отобразить их в какой-нибудь новой форме.

 

Есть ли какой-нибудь дизайнер или архитектор прошлого, которым Вы восхищаетесь?

 

Их очень много, пожалуй, мёртвых больше, чем живых! Меня всегда очень интересовал викторианский период и то, что происходило в это время. Экспериментальное использование материалов, скажем, Вильямом Моррисом, и все направления, связанные с искусством и ремёслами. В данный момент я также часто обращаюсь к Гауди.

 

А из тех, кто работает сейчас?

 

Мне нравится Рон Эрад.

 

У Вас есть какой-нибудь совет для молодёжи?

 

Нет, не думаю. Не слушайте никого! Я не так уж убеждён в пользе лекций и прочей информации о проектировании. Даже когда я преподавал, я не столько рассказывал людям, что делать, сколько старался помочь им понять, что же они такое делают.

 

Чего Вы боитесь, что может угрожать в будущем?

 

Войны, изменения климата, перенаселения, природных катаклизмов, моего соседа!

 

Многих и многих вещей. Проблемы окружающей среды и социума, вопросы глобализации – всё это сейчас очень актуально, и важно приложить все усилия, чтобы найти пути их решения. Но я в любом случае оптимист по характеру, я, вероятно, буду улыбаться, даже когда мы все провалимся в тартарары!

 

 

 

Постройка новых библиотек по всей Европе стала какой-то новомодной тенденцией. От Парижа до Лондона, от Копенгагена до Дрездена, все крупные европейские города следуют этой тенденции. А сегодня решил не отставать от моды и Берлин.

 

Читальный зал, который является частью Берлинской Национальной Библиотеки, являет собой смешение дерева, книг, стекла и света. Спроектированное немецким архитектором Х. Мерцем здание необычной конструкции было перестроено из бывшей прусской национальной библиотеки, 40 процентов которой было разрушено еще во время второй мировой войны, и находится на небезызвестном историческом берлинском бульваре "Унтер ден Линден".

 

С улицы центральный корпус здания национальной библиотеки кажется неповрежденным. Но внешние стены уже долго скрывают зияющие отверстие в здании, разрушенном в 1945 году.

 

Огромный величественный купол, спроектированный архитекторами британского музея, был сердцем этого здания до того, как во второй мировой войне бомбы его сравняли с землей. В течение 80-х годов власти решили не трогать дом для двух миллионов книг. А теперь же все по-другому: началась работа по реконструкции и восстановлению этого исторического здания.

 

В 2011 году здание достроят

 

Надо отметить, что о конструкции "заботились" и оберегали власти с 1990 по 2000 года, дабы обеспечить этому зданию сохранность. Но десять лет прошло, а в национальной библиотеке так ничего не изменилось. Лишь началась серьезная работа над зданием, а уже некоторые говорят, что читальный зал будет готов к 2007 году, реконструкция всего комплекса, имеющего площадь большую, чем здание Рейхстага, будет продолжаться вплоть до 2011 года.

 

Эксперты оценили расходы на реконструкцию читального зала в 320 миллионов евро или 350 миллионов долларов, но до сих пор ни одна официальная смета не была утверждена. Учитывая крупный масштаб проекта и тот факт, что новая национальная библиотека, которая была построена во время холодной войны на западе Берлина, временно закрыта, библиотека на улице Унтер ден Линден останется открытой для посетителей даже во время реконструкции.

 

Однако, как известно, строительный шум - не то, что хотят более всего слышать посетители библиотек… Именно поэтому заказано было оборудование, поглощающее и изолирующие звуки, так что посетитель, как обещают строители, сможет услышать свое дыхание.

 

Библиотеки Парижа и Лондона

 

По желанию и приказу последнего французского президента Франсуа Миттерана почти вся "Библиотек Насиональ" или попросту национальная библиотека, мирно располагающаяся на улице "Ру дез Аршив", была перенесена в предместье города Парижа. Архитектор Доминик Перро воздвиг четыре стеклянных башни в форме открытых книг на берегу реки Сена. Хотя в то время данная конструкция вызывала похвалу Франции и ее президента, с тех пор все изменилось - библиотека стала постоянным источником критики почти всех библиотечных экспертов и хранителей, утверждающих, что климатические условия являются катастрофическими для книжных "запасов".

 

Кроме того, существует множество других технических проблем, которые и явились причиною закрытия библиотеки "Франсуа Миттерана".

 

Вдоль лондонского канала располагалась британская библиотека - величественное здание с одноименным названием. Но через 150 лет жизни, здание, объединяющее как библиотеку, так и музей, было разделено. После 25-ти лет проектирования, в 1998 году, наконец, была завершена библиотека в Сант Панкрасе. Это место архитектурные критики часто называют эстетически устаревшим…

 

Известно, что архитектурные критики Парижа и Лондона никогда не будут довольны каким-либо зданием, особенно такими привередливыми зданиями, чьи стены должны стать домом для книг. Но у Берлина имеется значительное преимущество - великолепный фундамент в исторической сердцевине города.

 

Фотографии защищают архитектуру ливана. Фестиваль современной архитектуры в кальяри, сардиния. Открылся самый большой винный музей. Они делают это по-своему. лучший подвал.. Новый национальный музей. Натуральные напольные покрытия. Тайная комната в белом доме.

 

Главная  Статьи 

0.0015